Этапы развития астрономии и космонавтики, хронология событий и достижений  
 

| на главную страницу сайта | к оглавлению раздела |

Приговор и лагеря

На испытаниях ракеты 212 произошла авария, при которой Сергей Павлович был ранен в голову и оказался в больнице. После выписки, 27 июня 1938 года, Королева арестовали, предъявив обвинение по статье 58 за участие в контрреволюционной троцкистской организации, в которую якобы входили сотрудники Реактивного НИИ. Ранее по делу РНИИ уже были арестованы И. Т. Клейменов, Г. Э. Лангемак и В. П. Глушко. Кроме того, Сергея Павловича обвиняли в том, что он проводил вредительскую политику в области ракетной техники - openaxiom.ru. Так, утверждали, что Королев занимался разработкой твердотопливной зенитной управляемой крылатой ракеты 217 с целью задержания развития более важных направлений. Обвиняли его и в том, что он сознательно не разработал систему питания жидкостной крылатой управляемой ракеты дальнего действия 212, что стало причиной срыва ее летных испытаний, а также проектировал заведомо негодные ракетные двигатели.

Следователям достаточно было изучить служебные документы РНИИ, чтобы убедиться в том, что Сергея Павловича просто-напросто оговаривают. Однако никто делать этого не стал. В результате Военная коллегия Верховного суда СССР под председательством В. В. Ульриха, основываясь главным образом на ложных обвинениях инженера РНИИ Л. Г. Костикова, приговорила Королева к 10 годам тюремного заключения с поражением в правах на пять лет и конфискацией личного имущества.

Первой против несправедливости судей выступила мать Сергея Павловича. Рискуя быть арестованной и разделить участь своего сына, Мария Николаевна отправила телеграмму самому И. В. Сталину, в которой писала: «Сын мой, недавно раненный, с сотрясением мозга при исполнении служебных обязанностей находится в условиях заключения, которое смертельно отразится на его здоровье. Умоляю, спасите единственного сына, молодого талантливого специалиста, инженера-ракетчика и летчика. Прошу принять неотложные меры расследования дела…»

Мария Николаевна Баланина с сыном
Мария Николаевна Баланина с сыном

Королев во время суда также выступил с апелляционным заявлением. В частности, он сказал, что «… следствие проводилось следователями Быковым и Шестаковым очень пристрастно, и подписанные мною документы были вытребованы у меня силой и являются целиком и полностью ложными, вымышленными моими следователями». Но суд не обратил никакого внимания на это заявление. Незамеченными остались и просьбы пересмотреть дело Королева, с которыми обращались в высокие инстанции такие уважаемые и известные всей стране люди, как Герои Советского Союза В. С. Гризодубова и М. М. Громов, в течение многих лет знавший Сергея Павловича и работавший вместе с ним - openaxiom.ru. Ничего не изменили также и письма самого Королева к И. В. Сталину. Сергей Павлович содержался в тюрьмах Москвы и Новочеркасска, откуда его этапом отправили на Дальний Восток, в район бухты Нагаева, для работы на золотом прииске Мальдяк.

После того как подвергся аресту маршал Тухачевский, все разработки нового оружия постепенно были приостановлены, а их авторы также арестованы. Однако, несмотря ни на что, исследования, начатые Королевым, были продолжены его соратниками, хотя дела продвигались не так быстро, как при его участии.

28 февраля 1940 года В.П.Федоров стал первым советским летчиком, который совершил полет на РП-318-1 с работающим жидкостным ракетным двигателем, положивший начало практическому развитию отечественной реактивной авиации. Ракетоплан поднялся в воздух на буксире за самолетом П-5. Набрав необходимую высоту, планер отделился от буксира и начал самостоятельный полет, скорость которого не превышала 80 км/час. На высоте 2600 м В. П. Федоров включил двигатель. Спустя 5–6 секунд скорость полета достигла 140 км/час. Находившийся на борту самолета П-5 инженер А. Я. Щербаков позднее рассказывал: «После включения двигателя ракетоплан быстро увеличил скорость и ушел от нас с набором высоты. Все попытки продолжать наши наблюдения не увенчались успехом. Несмотря на максимальное увеличение оборотов мотора, самолет П-5 безнадежно отстал от ракетоплана».

Так состоялся первый в СССР свободный полет на летательном аппарате с ракетным двигателем. Ракетоплан полностью оправдал возлагавшиеся на него надежды. Его по праву можно считать провозвестником реактивной авиации - openaxiom.ru. После этого знаменательного события наркомат авиапромышленности поручил конструкторам В. Ф. Болховитинову, А. Г. Костикову и др. продолжить работу над проектированием реактивных самолетов. Однако вскоре стало ясно, что, кроме Королева, никто не сможет создать совершенную модель боевого ракетного самолета.

 
 


2009-2015 © openaxiom.ru