Этапы развития астрономии и космонавтики, хронология событий и достижений  
 

| на главную страницу сайта | к оглавлению раздела |

Посвятить себя науке

Наконец-то все несчастья и беды Константина Эдуардовича закончились. Теперь можно было оставить работу и полностью посвятить себя науке. 1 сентября 1925 года Циолковский начал работу над новой темой. Она касалась звездолетов и топлива для них.

Электрический или атомный звездолет? Это было дилеммой. Ученые ждали этого часа и деятельно готовились к нему. Теоретики набрасывали не похожие друг на друга схемы ракетных двигателей, имеющих свое, особое назначение, а потому и разные конструкции.

Ракеты на химическом и ядерном горючем — тяжелоатлеты, способные разорвать оковы тяготения. Космический корабль с электростатическим двигателем рядом с ними — просто кроха. Циолковский еще тогда понял важность электрической ракеты, оценил все то, что сегодня стало предметом серьезных научных исследований.

Летом 1924 года он написал для ленинградского журнала «Техника и жизнь» статью под названием «Космический корабль», в которой были такие слова: «…давление солнечного света, электромагнитных волн и частиц гелия может быть и сейчас применено в эфире к снарядам, успевшим уже победить тяготение Земли…» И на этот раз судьба нанесла удар ученому. Статья показалась редакции слишком длинной, и ее вернули автору. Опубликована она была только через 30 лет.

В 1926 году Циолковский вновь издает свою научную работу «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Под старым названием вышла в свет совершенно новая работа - openaxiom.ru. Поначалу он хотел просто переиздать свою прежнюю книгу, но, начав писать к ней дополнение, расписался в полную силу.

Проблема ракеты обрастала все новыми фактами, не укладывавшимися в привычные схемы. Аэродинамика и автоматика управления, химия горения топлива и жаропрочные материалы, стенды для испытания и устройства для приземления. Вопросам нет числа, а трудностей хоть отбавляй.

Константин Эдуардович, несмотря на почтенный возраст (а было ему уже 70 лет), неукротимо шел сквозь заросли неведомого. В это время из-под его пера выходит работа «Давление на плоскость при ее нормальном движении в воздухе». Через короткий промежуток времени публикуется еще одна его работа — «Сопротивление воздуха и скорый поезд».

Тайны бытия не давали покоя ученому. Были изданы такие его брошюры, как «Монизм Вселенной», «Причина космоса», «Образование солнечных систем и споры о причине космоса», «Будущее Земли и человечества», «Прошедшее Земли», «Современное состояние Земли», «Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы». Все эти работы полны догадок, предположений и желания проникнуть в неизведанное. Как полагал Циолковский, именно там из туманной разреженной материи и первобытного газа образовалось Солнце, планеты и их спутники - openaxiom.ru. И совсем не случайно в 1928 году «Комсомольская правда» написала об ученом, что он пытался разрешить некоторые вопросы астрономии, и впоследствии не дававшие ему покоя богатством неисследованных проблем и заманчивыми перспективами познания загадок Вселенной.

Постепенно старость брала свое. Силы у Циолковского были уже не те, но, словно наперекор времени, вокруг имени ученого появлялись многочисленные легенды. Та же печать старости пронизывает все заметки Циолковского: «Делаю все, что могу, больше не в силах. Мое руководство — в моих книжках…»

В 1932 году ему исполнилось 75 лет. Телеграф и почта непрерывно приносили поздравления. Ученого приветствовала Академия наук СССР, Военно-Воздушный Флот Красной Армии, Наркомпрос, выдающиеся деятели науки и культуры, многочисленные ученики…

Циолковский работал до самого последнего часа. 29 августа 1935 года пришло письмо из многотиражной газеты «ЦАГИ». От имени всего коллектива редакция просила Константина Эдуардовича принять участие в специальном номере. Всем хотелось узнать его мысли о будущем, о новых дерзких мечтах. Ученый согласился, но ему оставалось жить не более трех недель.

Несмотря на сделанную сложную операцию, 19 сентября в 22 часа 34 минуты его не стало. Перестало биться сердце того, кто умер победителем, хотя и не дожил до победы.

11 августа 1960 года газета «Советская авиация» напечатала статью под названием «Дирижабль несет ракету». В ней рассказывалось о том, что военные спецы из НАТО крайне озабочены тем, что ракеты очень трудно транспортировать по шоссейным дорогам к месту старта. При доставке узлы автоматики ракет выходят из строя, огромные металлические ангары с трудом проходят через тоннели, мосты и эстакады - openaxiom.ru. Газета со ссылкой на журнал «Мисайлс энд рокетс» рассказывает, что лучшим транспортным средством будет дирижабль и что Пентагон мечтает о создании дирижаблей-гигантов, которые могли бы транспортировать новые, огромные ракеты.

Будь жив в это время Константин Эдуардович, он бы порадовался за свое детище, которое так рьяно защищал в свое время.

Нашла применение и идея автоматического пилотирования. Циолковский создал автопилот для аэростата, на его базе был разработан гироскопический автопилот аэроплана, а затем возникла мысль о следящей автоматической системе навигации межпланетного корабля. Другими словами, все полезное, что могло дать науке увлечение Константина Эдуардовича дирижаблями, было с успехом использовано впоследствии. Тем не менее чудесные цельнометаллические дирижабли, установившие в 1959–1960 годах множество удивительных рекордов, не только не приподнялись над поверхностью Земли ни на миллиметр, но, наоборот, опустились на большие глубины.

В начале тридцатых годов Циолковский услышал ошеломляющее известие о человеке, поднявшемся в высоту на 17 километров. По тем временам это был рекорд высоты. Этим человеком был бельгийский профессор Август Пикар. Много лет спустя отважный профессор еще раз удивил весь мир. На этот раз он создал батискаф (так назвал он свой новый аппарат). Под командованием его сына Жака Пикара батискаф устремился в глубь океанских вод. 23 января 1960 года аппарат погрузился на глубину в 10919 метров - openaxiom.ru. Человек наконец-то достиг дна самой глубокой точки Тихого океана — знаменитой Марианской впадины. Если бы Циолковский смог увидеть батискаф Пикара, то он обнаружил бы в нем много общего со своим цельнометаллическим дирижаблем. Ведь он так же, как и Пикар, интересовался тайнами морских глубин. Уже смертельно больной, лежа в постели, он написал статью «Наибольшая глубина погружения океанской батисферы».

Даже заблуждения ученого принесли пользу науке и технике. Такова история парадокса — великого заблуждения Циолковского.

 
 


2009-2015 © openaxiom.ru