Этапы развития астрономии и космонавтики, хронология событий и достижений  
 

| на главную страницу сайта | к оглавлению раздела |

Исследование мировых пространств

После аэродинамических исследований Константин Эдуардович вернулся к проблемам космоса. Из-под его пера вышла очень серьезная работа «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Этот научный труд увидел свет при обстоятельствах не совсем обычных. Статья появилась в печати в 1903 году. Этому предшествовали весьма загадочные обстоятельства. Но, прежде чем добраться до 1903 года, нужно вспомнить о том небольшом внимании, которое уделило Циолковскому уходящее XIX столетие.

Одиннадцатого октября 1897 года в газете «Калужский вестник» в рубрике «Местная хроника» была помещена небольшая заметка «Нет пророка в отечестве своем». Вряд ли бы нужно было вспоминать об этой заметке, не напиши ее автор одну фразу: «Почему же русские ученые сочли нужным замалчивать г. Циолковского?» Эта короткая реплика провинциального журналиста, которому стало обидно за своего земляка, вновь привела к Константину Эдуардовичу человека, уже однажды оказавшего ему неоценимую услугу - openaxiom.ru. Этим человеком был Павел Михайлович Голубицкий. Встретившись, они беседовали так, как будто не было этих 10 лет. Добрым словом помянули недавно скончавшегося Столетова. Циолковский рассказал гостю о своей борьбе, о планах и замыслах, о препонах, мешающих продолжать исследования, так необходимые зарождающейся науке о полете.

Голубицкий очень внимательно слушал хозяина, потом пошел осмотреть аэродинамическую лабораторию. После этого он просмотрел оттиски статей, которые вышли за то время, пока он не виделся с Константином Эдуардовичем. Голубицкому становится ясно, что Циолковский добился очень многого, но он также понимает, что будь у ученого более или менее сносные условия для работы, он бы сделал гораздо больше.

Через неделю в местной газете «Калужский вестник» наперекор статье «Нет пророка в отечестве своем» была напечатана огромная статья под названием «О нашем пророке». Автором этой масштабной работы был Голубицкий, он со всем пылом, на который был способен, призывал чиновников помочь Циолковскому. Конец статьи был таким: «Я обращаюсь к вам, глубокоуважаемые профессора и титаны русской науки, окажите вашу могучую поддержку бедному труженику, так сказать, вашему чернорабочему, укажите ему на его промахи, помогите ему вашими советами… Обращаюсь к вам, люди, чуждые науке, и заявляю, что компетентные люди признали большое научное значение работ Циолковского, и потому помогите ему… Прошу господ редакторов русских газет и журналов не отказать в интересах пособия русским изобретателям в перепечатании настоящей заметки».

После выхода в свет этой страстной защитной статьи луч надежды в конце тоннеля засветился для Циолковского. И действительно, вскоре многое переменилось к лучшему. Калужские интеллигенты перестают воспринимать его как странного чудака, фанатически приверженного своим идеям. А передовые люди города поняли, что имеют дело с серьезным ученым, отлично знающим, для чего он живет и работает.

Горожане поменяли свое отношение к учителю. И дело тут не только в статье. Ведь уже несколько лет он учил их детей арифметике и геометрии, и делал это просто отлично. Как это было и в Вятке, дети разнесли о нем хорошую молву. В декабре 1896 года попечитель округа объявил Циолковскому благодарность «за труды на пользу дела народного образования». Через несколько месяцев Константина Эдуардовича пригласили в реальное училище временно преподавать математику - openaxiom.ru. Педагог с дипломом учителя начальной школы в среднем учебном заведении — это беспрецедентный случай. Но инспектор уездного училища П. А. Рожденственский дал Циолковскому отличную характеристику, особо похвалив его умение четко, точно и ясно излагать учебный материал. И совсем не случайно в 1899 году Константина Эдуардовича пригласили преподавать физику в Калужском епархиальном училище.

Итак, ХХ век Циолковский встретил приободренный некоторыми успехами. Невзирая на все трудности, которые выпадали на его долю, он неизменно верил в лучшее. Но в первые же годы нового столетия ему пришлось пережить очень много тяжелого. В начале 1900-х годов Циолковский, получив поддержку Академии наук, полностью погрузился в аэродинамические изыскания. Итог опытов был очень интересен: ему удалось внести свой вклад в аэродинамический расчет самолета, вывести формулу, которая не устарела и по сей день. Полученная формула показывала, что потребная мощность двигателя увеличивается с ростом аэродинамического коэффициента сопротивления и уменьшается при понижении коэффициента подъемной силы.

Еще одним, не менее важным, вкладом в науку о полетах было исследование завихренного (или, как говорят в настоящее время, турбулентного) обтекания. В процессе проведения опытов Циолковский заметил, что сопротивление тела значительно меняется в зависимости от характера обтекания - openaxiom.ru. Это было важнейшим наблюдением потому, что у всех дозвуковых самолетов обтекание крыла, плавное струйное (ламинарное) в головной части, становилось завихренным (турбулентным) по мере того, как струи воздуха приближались к хвосту. Подняв вопрос о турбулентном трении, исследователь вплотную подошел к решению одной из важнейших задач самолетостроения.

Несмотря на несомненную пользу этой работы, отчет о ней так и не появился в трудах Академии наук. Совершенно невероятно, но это факт — помешал этому академик Рыкачев. Он писал: «Для решения вопроса о помещении труда г-на Циолковского в изданиях Академии наук необходимо предварительно испросить от автора материал наблюдений в чистом виде, сгруппированный так, чтобы для каждого его вывода, данного в тексте, были приведены все наблюдения, из которых этот вывод сделан, с указанием по крайней мере дней, когда эти наблюдения произведены… не должны быть пропущены и наблюдения, которые не приняты во внимание, с указанием причин. В сыром виде должны бы быть отмечены номера, под которыми каждый опыт переписан в таблицу». Конечно, скрупулезность изложения — это важнейшее требование к описанию научного эксперимента. Но получилось так, что за таблицами и номерами Рыкачев проглядел смысл работы Циолковского и сделанные им выводы.

Когда Константин Эдуардович узнал о заключении Рыкачева, то в первый момент был просто озадачен. А потом ему пришла в голову мысль: это что за странный педантизм, ему не доверяют? Неужели академик подозревает его в подтасовке фактов?

Конечно, нет. Рыкачеву такая идея и в голову не приходила. Но Циолковскому эта мысль не давала покоя, он страшно обиделся и наотрез отказался от исправлений, которые от него требовали - openaxiom.ru. В результате Академия наук не стала издавать его большую и обстоятельную работу. Опубликовано было лишь небольшое извлечение из нее, которое было напечатано в журнале «Научное обозрение».

 
 


2009-2015 © openaxiom.ru